Последнее обновление 16.11.2019

Триггерные Точки или куда уходит Энергия

Глава 6 из книги – Искусство Массажа

Автор – Андрей Микулин

 

Предидущая глава  Содержание  Следующая глава

 

Глава 6 - Триггерные Точки или куда уходит Энергия – Искусство Массажа – Андрей Микулин

 

Продолжаю писать о своем Ученичестве. Примерно двадцать лет ушло на это занятие, после того, как я повстречал своего Сенсея. У меня часто создается иллюзия, что это было не со мной, а с кем-то другим. Какие то моменты я Осознавал сразу, но иногда на Прозрение уходили годы.

 

Как-то раз, приехав в поселок, где жил Сенсей, заходя в калитку, я увидел, что он пристально рассматривает обыкновенную бочку, что всегда стояла под воду. В нее натекала вода из дождя, и мы поливали огород вместе, когда я к нему приезжал.

 

- Чем вам так эта бочка приглянулась? – спрашиваю.

- Да ты меня задолбал своими триггерами, вот я и думаю, как тебя проучить.

 

Для меня это было полной неожиданностью. Я уже успел привыкнуть к изменчивому настроению своего Наставника, но каждый раз опешивал, когда меня заставали врасплох.

 

Действительно, я к нему приезжал каждый день, вечером, и уезжал утром, на работу. И пытался у него выведать про Триггерные Точки. А он все отмахивался, типа я тебя слушаю и очень внимательно.

И, действительно, у него так получалось – он БЫЛ САМО ВНИМАНИЕ. Его глаза скользили по мне всю неделю в большой задумчивости. Мне даже показалось, что Инга, его овчарка, также внимательно меня слушает.

 

А сейчас, вдруг, оказалось, задолбал я его! Ну, сказал бы, чего так на меня обрушиваться.

 

Как будто прочитав мои мысли, Сенсей задумчиво произнес:

 

- Тебя было невозможно остановить. Ты как мул перся на стенку, не видя преград.

- А почему раньше меня не остановили?

- А я дал тебе возможность высказаться. Мне стало интересно, как скоро ты иссякнешь. Тебя, видишь, хватило не неделю. Неделю почти полной чуши, что ты нес.

 

- Как так?! Я тебе про Триггера говорил. Приводил научные выкладки. Доводы…

- Да нет. Ты себе говорил все это. Мне это не было интересно, и я просто ждал, пока ты иссякнешь. А тебе видно так понравилось болтать, что я решил прервать этот процесс сегодня. Поэтому и готовлю для тебя бочку. Завтра выходной, воскресенье, выспаться успеешь, а сегодня тебя ждет Эта бочка и тебе надо с ней подружиться. Если ты не успеешь с ней подружиться за день, вас обоих ждет бурная ночь. Причем, бочка девственница, и тебе надо с ней обходиться ласково, ведь для нее это - Первая Брачная Ночь СЕГОДНЯ.

 

Я опять оторопел. Ничего хорошего для меня этот день и, возможно, эта ночь, не предвещали.

 

- Можешь пойти и подзаправиться. Я там салатика понакрамсал, масло туда вольешь, и ешь, сколько влезет – больше тебе сегодня, есть, не придется. А пить ты врядьли станешь, потому что на воду ты еще пару недель точно смотреть не сможешь,  – он закатился заливистым смехом.

 

- Ну, у тебя есть, конечно же, альтернатива, остаться со своими взглядами на твои любимые триггера. И тогда эта бочка так и останется девственницей, - продолжал смеяться и подтрунивать меня, - Выбор, естественно, за тобой.

 

Мне не хотелось с ним спорить. Я уже понял, что это бесполезно. И я также ЗНАЛ, что просто так он ничего не делает. Только вот понять ЗАЧЕМ, сразу у меня не получается. Он как бы ждет, пока я поэтапно начинаю прозревать. Отсюда и мое прозвище, которым он меня наградил – Бестолковый. Даже Инга, его собака, услышав это слово, как будто её специально этому обучали, махала хвостом и всегда подбегала ко мне, лизать все, до чего ей удавалось добраться – лицо, руки. Она как будто всем своим видом давала мне понять Истину – Что БЕСТОЛКОВЫЙ, это я, и Это - МОЯ КЛИЧКА.

 

Естественно, меня это никак не радовало.

 

* * *

 

После того, как я поел, Сенсей выкатил бочку на середину двора, предварительно вылив из нее воду.

И заставил меня сесть от нее в двух метрах и пристально рассматривать, пока это занятие мне не надоест.

Зевать я стал уже минут через пятнадцать. Поза, в которой я сидел, напоминала лотос, но меня специально прислонили спиной к пеньку, который также был принесён Сенсеем с дальнего двора.

 

- Ну, теперь, я так понимаю, ты с бочкой подружился, – сказал он почти серьезно, - Теперь твоя задача залить в нее воду. А чтобы было ИНТЕРЕСНО, а ЭТО слово он ЛЮБИЛ до нельзя, продолжение после которого всегда для меня оборачивалась очередным испытанием.

 

- А чтобы было СОВСЕМ ИНТЕРЕСНО, - повторил он, - ты топаешь к колонке с одним ведром и таскаешь в бочку воду.

- Так зачем же колонка, если есть шланг и вода подведена к дому?

 

Я начал понимать, что он просто хочет надо мной немного поиздеваться.

 

- Дом – это хорошо. Вода в доме – это также хорошо. Но не для тебя и не в этот раз. Ты топаешь к колонке. Или тебя туда направить матом? – рявкнул он.

 

В принципе, мне в то время было около тридцати, ему около пятидесяти. К мату я относился равнодушно, так как не первый день живу в России. Но у него получалось так ввернуть интонацию и матерное слово, что для меня это было равносильно собачьей команде, что давалась Инге.

Инга, кстати, также прекрасно вычленяла из русских слов матерные. Она обычно смотрела на меня с неким сожалением, как бы говоря:

 

- Ты, как и я, собака. Только ходить любишь на двух ногах. А чтобы быстрее шевелился, тебя надо время от времени материть. Русский мат для тебя как хлыст. Он тебя ускоряет.

 

Обычно, когда я чувствовал что Инга об этом думает, я в нее чем-то запускал, но она мастерски ловила этот предмет и всегда клала его на то место, откуда я его брал. Она как бы давала мне понять, что из нас двоих, идиот – это я.

 

- Что задумался? Бочка уже млеет от предвкушения своей брачной ночи. А ты заснул. Бери ведро и пи@друй за водой. Только вот…. Одна особенность…

 

Естественно я напрягся. Обычно вся его изюминка и была в этих особенностях… Вроде ничего такого, но мое нутро всячески напрягалось, при этом слове.

 

- Особенность такая, - продолжал он, - ты с ведром подходишь к бочке, улыбаешься Ей, а не мне, гладишь её и говоришь – Бочка, ты скоро станешь полной! А когда ты ее наполнишь, сделаешь то же самое, но скажешь по-другому – Бочка ты теперь полная!

 

- Блин… А целовать ее не надо?

- Нет, - заржал он, - обойдетесь. Для вас обоих достаточно одной прелюдии. Вам и так предстоит бурный секс на всю ночь!

 

Инга бесилась по двору. Она радостно лаяла, визжала и ластилась к моим ногам.

Меня это совсем не радовало. Но деваться было не куда. Я знал, что если уеду сейчас, больше меня сюда не пустят.

 

* * *

 

Минут за десять, пятнадцать, я бочку наполнил. Естественно, скрепя зубами я улыбался чёртовой бочке и с ней разговаривал. Для меня это было преодоление себя, а для Сенсея – театр, который его так классно забавлял.

 

- Теперь садись опять также, как сидел и смотри на бочку. Делаешь так долго, пока чего-то не поймешь, - прищурился он.

 

На меня остро впились два его огненных взгляда. Когда он ТАК СМОТРЕЛ на меня, мне всегда становилось не по себе. Меня как будто буравили насквозь. И обычно после этого взгляда, моя голова, где то в середине становилась тяжелой. Как будто некая точка начинала распираться изнутри.

Я когда то спросил его, почему его взгляд отдается в моей голове, а он отшутился:

 

- Да у тебя просто голова дурная, вот ей и мерещится всякая ахинея. Ты просто забей на это, и делай, что я говорю.

 

Причем, его глаза, всегда были разными. В них как будто что-то включалось само время от времени.

Я не особо придавал этому значения тогда, успокаивая себя мыслью, что это совпадение.

 

- Так что я должен буду понять? – спрашиваю.

- Тебе эта бочка никого не напоминает разве?

 

- Да, нет. Бочка и бочка, - я уже успел ее возненавидеть, пока наливал в нее воду и нежно и ласково гладил ее деревянные бока.

 

- Вот будешь сидеть, и вспоминать, Кого Она тебе НАПОМИНАЕТ.

 

Полчаса тупого сидения, естественно, ничего не дали. Только меня разозлили. У меня не возникло совсем никаких ассоциаций. Более того, я немного отдохнул, после таскания ведер с водой.

 

- Ну, раз ты отдохнувший, давай, бери ведро и сливай воду. По ведру набираешь и в огород несешь. Огурцы поливать.

 

- Ну, наконец, то! Тупому безделью пришел конец, - подумал я. Но, ошибся.

 

После слива бочки мне вручили лопату и потащили в лес. Мы протопали около пяти километров. Зачем? Не знаю. Мне отдавали команды – я делал. На все мои вопросы, Сенсей угрюмо хмурился и отшучивался:

 

- Раз не можешь сразу понять головой, будешь понимать через ноги и руки.

 

С последней фразой он очертил в центре поляны квадрат два на два метра.

 

- Вот здесь мы твою бочку и похороним. Не выдержит бочка тебя, умрет скоропостижной смертью. Или, не дай Бог, затрахаешь ты её до самой смерти. Один хрен, хоронить придется, - усмехнулся я.

 

- И чё? Копать?! – рыть землю под пустую фигню мне явно не хотелось.

 

На меня посмотрели два огненных глаза. Внутри у меня опять все начало ерзать.

 

- Андрюша… Я не шучу. Если бочку хоронить придется, нужно ямку копать. Поэтому, ты, сначала ямку выкопаешь, потом сюда придешь и обратно ее закопаешь. И мне без разницы, с бочкой или без неё. Давай приступай! Твои Триггера тебя заждались уже. А ночь она ведь длинная! Тем более что ты уже просватал себя и твоя возлюбленная тебя уже ждет! – он говорил предельно строго, но глаза его смеялись. Инга радостно лаяла. Потом ринулась в кусты и приволокла палку, бросив её на место будущей ямы. Глянула на меня, зарычала, сделав вид, что что-то там унюхала в земле и… стала копать лапами землю.

 

От этой сценки мы оба покатились со смеху. Я уже не злился на Ингу, за её солидарность со мной. Хотя и не понимал, как у неё это выходит, человеческой речи она ведь не понимает. Или всё же понимает? Абсурд, какой то…

 

* * *

 

- Так, бочка что, живая что ли? – неслись в моей голове мысли, - Может, мы ей еще оркестр закатим?

Все же думаю, Сенсей решил заняться моей физической формой, раз так уму нравится моя физзарядка.

 

- Бочка не может быть живой – произнес Сенсей. Она всего лишь бочка. Но она запросто может тебя натолкнуть на умную мысль. А чтобы эта умная мысль появилась, её надо позвать. Вот выкопаешь ямку глубиной два метра, встанешь на дно и проорешь во все горло: - Умная мысль приди скорее!!!

 

Мне естественно было себя жалко, но я продолжал копать.

 

- Даже в дебильной работе есть толк, - думал я, - Ведь зачем то ему эта затея нужна? Зачем то он этот цирк придумал. Зря я его стал расспрашивать про триггерные точки. Я думаю, он сам нифига не знает, только специально мне дурит голову! Ладно, докопаю, узнаем. Осталось еще полметра пройти.

 

На яму ушло два часа. День шел к вечеру. Я уже сто раз пожалел, что сегодня приехал к нему.

 

- Ну, теперь домой. Тебя ждет твоя невеста. Будешь лишать ее девственности! – улыбался он.

 

- Какая ехидина!!! Ржет и даже не моргнет. Что делать? Смыться?! Так уже полпути вроде прошел. Да и в принципе, я ещё ничего такого особого не сделал. Ну, подумаешь, вырыл ямку и натаскал воды. Японцы в Шаолине и не такое делают. Мне же на пользу, телу моему. Ну и никто меня не видит и не знает, что я явным дебилизмом занимаюсь.

 

* * *

 

Когда пришли, Сенсей достал небольшой чемодан и вынул из него дрель со сверлами. Отдельно рядом с бочкой он положил около десятка гвоздей. Рядом положил молоток.

 

- Вот тебе раз! А всё это зачем тебе? – воскликнул я.

- Это не мне, а тебе от меня небольшой подарок. Ты пока просто сиди и любуйся. Вскоре от тебя потребуется немалая выносливость. Для траханья Сила нужна, вот сиди и копи её сейчас.

 

Говоря эти слова, он слово – трахаться – произнес тихо и в сторону, отвернувшись от бочки. Как бы делая так, чтобы она его не слышала. Меня раздирал смех. Трахать его бочку я явно не собирался. Это уже был перебор с его стороны. И я ждал последнего момента, чтобы с гордостью уйти, на последок глянув ему в лицо.

 

Сенсей просверлил около сотни отверстий по всему периметру бочки. Но сверлил так, чтобы не было сквозной дырки. Он оставлял где-то по полсантиметра недосверленной древесины. Причем делал это быстро и уверенно, что я даже залюбовался процессом. Он вообще, сколько с ним общаюсь, если чего-то хотел – делал это с такой уверенностью, будто это была выставочная работа.

 

- Зачем делать всё наполовину? – как то изрёк он, - Нужно всё делать качественно, как будто это твоё самое желанное и любимое творение.

 

Гвозди и молоток остались нетронутыми.

 

- Ну а теперь, моя Золушка, топай за водичкой. Ключевую фразу помнишь, надеюсь? Как бочку уговаривать, чтобы твоей на ночь стала? Да не в колонку, я вижу, ты уже обрадовался. А в колодец.

 

- Так колодец на краю села! Там уже и ночь настанет, пока я по одному ведру буду приносить. Дай хоть второе ведро! – прошу я его.

 

Инга сорвалась с места и исчезла в дверях дома.

 

- Сейчас Инга тебе второе ведро притащит! – заржал он.

- Ага! Второе ведро на заборе перед моим носом висит, - Инга явно не за ведром понеслась.

 

Смотрю и не верю своим глазам – Инга тащит в зубах свою миску. И подбежав ко мне, тыкает ею в мою руку. Типа, мол, возьми её с собой!

 

- Молодец, Инга! – Сенсей похлопал ее по загривку, - Этому мальчику как раз нужна твоя миска, ему одного ведра мало будет!

 

Я представил, как буду тащить и миску и ведро, да еще и бегом, наверное, и сам рассмеялся.

 

- Правильно смеешься, миску тебе тащить не придется, а вот бегом – это да!

 

- Да вы что, издеваетесь надо мной? Мальчика нашли? Бегать я еще буду?!

- А ты не арканься, ты еще не знаешь, для чего всё это. Потом ты мне еще и спасибо скажешь за свои мученья!

- Еще бы, - распылялся я, - Естественно, я ВАМ ТАК БЛАГОДАРЕН, что, наверное, мне уже пора откланяться!

- Андрюша! Ну почему ты так быстро сдаешься? Еще не испробовав, говоришь, что секс такой противный! Бочка тебя уже заждалась! Ну ка, ведро в руку и БЕГОООМ до колодца! Иначе твой возмущенный Мозг тебя совсем схавает, и ты никогда не узнаешь, для чего нужны триггерные точки!

 

Он всегда знал, как меня остановить. Наверное, разница в возрасте, в двадцать лет давала ему преимущество надо мной. Я нехотя поплелся с ведром до калитки.

 

- Инга, проследи за ним! А то он так к полуночи припртся! – шутя, скомандовал он.

 

Инга, сука, вцепилась в ведро зубами, и потащила меня к колодцу. Мне пришлось и впрямь перейти на легкий бег. Хотя, через пару минут мы, уже шутя, забавлялись с Ингой игрой на передогонки.

 

Минут через десять бочка была наполнена. Жажда Знаний брала своё. Мне ничего не оставалось, как отыграть отведённую мне роль.

 

* * *

 

 

Пока я бегал за водой, появились свечи. Причем церковные. Они рядком лежали рядом с бочкой.

Постепенно надвигался вечер. И я знал, что Сенсей особо не любил включать свет, сразу понял, что мне придется туго, раз свечей было около десяти.

 

Сенсей взял нож и разрезал каждую свечу на две половинки.

Одну вставил в импровизированный подсвечник из пустой банки из-под консервов.

 

- Это твой фонарик! – пошутил он, - Эта свеча одновременно является для тебя таймером. Вы же с бочкой займетесь сексом, а при каждом сексе полагается свечка!

 

- Вы что, еще и свечу нам держать будете? – съязвил я. Постепенно его манера издеваться надо мной, научила и меня скалить зубки.

 

- Да нет, Андрюша, я спать пойду. Если хочешь, Инга останется. Знаешь, какие она даёт ценные советы? Тем более, тебе придется все делать по-собачьи. Рачкомс ползать! Иначе ты свою бочонку не удовлетворишь – закатился он в радостном смехе.

 

- Давайте, скорее, закончим с этим. Ночь уже близко. И Луны нет на небе. И я так понимаю, что мне придется еще и кротом работать, раз свечей так мало положили.

 

-Оо!! Ты соображать начал! Наконец-то, настал сей чудный Миг твоего собачьего Счастья!!! Ты, надеюсь, еще не девственник? Мне тебе не придется рассказывать, как пользоваться своими пальцами?

 

- Надеюсь, нет. Но и вашу бочку я трахать не буду. Скажите что делать? Я так понимаю, что вы от меня не отстанете, пока я не закончу.

 

- Правильно! Так слушай!

 

С этими словами он быстро зажег свечу, положив коробку спичек рядом.

 

- Это тебе мой подарок. Сгорит первая, зажжешь вторую. Если твоя бочка умрет раньше, чем догорит свеча, можешь смело отправляться спать. Больше одной свечи ты зажигать не будешь. И чтоб бочка совсем не умирала, пока горит свеча, можешь бегом топать до колодца, подливать в неё воды. Инга будет тебя время от времени контролировать. Да и я сам, как захочу поссать, буду к тебе приходить и твои попытки удовлетворить бочку считать. Если бочка останется полной, а свеча догорит – можешь звать меня, и мы на этом закончим. Только не тогда, когда я сам к тебе приходить буду. А когда я сплю.

 

С этими словами он взял молоток и гвоздем расковырял первую дырку. Из нее полилась струйка воды.

 

- Что стоишь, Сурок Могучий?! Затыкай!

- Чем?

- Пальцами!

 

Я быстро заткнул дырку своим пальцем.

Сенсей также ловко пробил еще пару дырок.

 

- А эти?

- Ну, ты же не совсем дурак, надеюсь, и эти тоже!

 

Рук мне хватило на эти три дырки. Но я уже стоял в раскаряку. Потому что дырки он бил в хаотичном порядке, и одна была в самом низу и большая. Мне приходилось именно её затыкать большей частью.

 

- А мне так стоять что ли? Раскаряченным и держать воду?!

- Ну вот, правильный ответ и грамотное решение – он зевнул.

 

Но это ему не мешало быстро пробить еще три дырки на другой стороне бочки. Как вы помните, он насверлил дырок много и разного диаметра.

 

Бочка начала потихоньку пустеть. Свеча затрещала, поднялся легкий ветер.

 

- Ветер тебе в помощь, а я спать. Позовешь, как удержишь всю воду, пока горит свеча! – полу радостно и зевая произнес он, - Устал я за день. Намаялся! А завтра еще с тобой в лес идти, ямку закапывать. Вдруг медведь в неё ночью попадет, тогда тебе и ему придется точки затыкать! – с этими словами он удалился в дом. Как я и говорил, света в доме он не зажигал.

 

Меня вдруг осенило:

 

- Медведь! Точки… какие к чёрту точки у медведя? Да и медведи в нашем лесу как то не водятся. У нас ведь не Сибирь.

 

Мысли мои быстро утихли. Вода убывала. Мне приходилось по очереди затыкать дырку за дыркой.

 

- А если я их залеплю? – подумал я, - Ведь запрета на это не было!

 

Я знал, что всё равно мне наваляют оплеух, но очень хотелось ему хоть как, то утереть нос.

 

Земля продержалась совсем недолго. Вода сочилась струйками всюду. Я забегал быстрее.

 

- А явно на ходу быстрее соображаешь! – подумал я.

 

Хотя особо думать мне было некогда.

Мне хотелось заткнуть дырки ветошью, но как на зло, ни одной тряпки не было рядом.

Я хотел ринуться в дом, но Инга зарычала и укоризненно на меня посмотрела – Типа ты прошляпишь всю воду.

Свеча уже сгорела на треть. Да и бочка на треть опустела.

 

- Да нереально всё это сделать! – думал я, - дырок больше чем пальцев у меня, да и сделаны они явно не кучно, а в разных концах бочки.

 

Мысль, что свеча сгорит, и бочка сдохнет, привела меня в чувство, и я рысью понёсся к колодцу.

Инга осталась лежать у бочки, как бы говоря – Это теперь твоя проблема, а не моя.

 

Отсутствие Инги явно было не в мою пользу. Дороги было ни черта не видно, а время поджимало, и не знаю как, а летел я как курьерский поезд. Думать было не когда. Мне не хотелось провала. Я решил выполнить это задание.

 

* * *

 

Вернувшись, я увидел догорающую свечу и наполовину пустую бочку.

Я быстро вылил ведро с водой и поменял свечку.

 

- Наверное, надо еще за водой слетать, - подумал я.

 

Инга повернула морду на другой бок, совсем от меня отвернувшись.

 

- Тебе решать, - как бы говорила она.

 

Я стремглав сделал еще две ходки. Бочка немного наполнилась.

По дороге я прихватил несколько веток и залатал ими дырки. Вода сочилась, но уже медленнее. Я решил немного передохнуть.

 

Инга вдруг встала и завиляла хвостом. Шёл Сенсей.

Не взглянув на меня, он, молча, протащился до туалета.

 

- Хорошо, хоть сучки не заметил, - отметил я про себя.

 

Но, его походка неожиданно быстро сменилась удалью, когда он на обратном пути поравнялся с бочкой. Он лихо протаранил еще три дырки и ушёл спать.

 

- Вот тебе и пасечник! – изрёк я, - Сторожит свой мёд, как будто специально вышел именно тогда, когда я захотел отдохнуть.

 

Веток больше не было, и я накрыл бочку собой.

Получилась странная картина. Я сам засмеялся, когда это всё представил со стороны:

 

Стоит бочка посреди двора. И какой-то мужик, вроде меня, трётся о её бока, извиваясь всем телом.

Получается, если смотреть со стороны, я как бы трахал эту бочку!

 

Я реально ржал, но дело свое делал. Догорела и эта полу свеча, и, поставив новую, я стремглав понёсся к колодцу.

 

- Причём тут триггерные точки? – и тут меня осенило. Я как вкопанный остановился на всём скаку с полным ведром воды. Вода, естественно, пролилась.

 

- Да это не триггерные точки, а триггерные дырки! – пронеслось у меня в голове.

- А если триггерные дырки, то бочка – это тело, раз её хоронить придется! – я уже летел обратно к колодцу, так как в ведре оставалось совсем чуть чуть воды.

 

* * *

 

Кстати, ещё бы немного и я потерял бы бочку. Воды оставалось ровно на треть.

Пока меня осеняло, Инга половину сучков вынула.

 

- Чёртова Собака! – Выругался я.

- Сам такой! РРР-Гав! – прорычала Инга.

 

Но теперь я стал умнее. Я заголил джинсы и голыми ногами зажимал дырки. Мне приходилось ждать, пока догорит свеча, чтобы её сменить и снова нестись за водой.

 

Мне наполовину было всё ясно.

 

- Бочка – это тело. Дырки – это Триггера! – радостно орал я. Мне хотелось поделиться с Сенсеем моим открытием, но я вспомнил, что изначальное его условие было – СОХРАНИТЬ ВСЮ БОЧКУ ЖИВЬЕМ.

А этого у меня, к моему сожалению не получалось.

 

Я сам весь был полностью мокрый. От пота и от воды. А также, мне приходилось смотреть за свечой, чтобы её не задул ветер. А тут как назло, ветер усилился. И свеча погасла.

 

Инга быстро встала, подошла к свече, взяла зубами коробку спичек и подала мне.

 

- Вот за это СПАСИБО!!! Ты меня извини, что я на тебя ругался!

 

Мои слова на Ингу не произвели ни малейшего впечатления, она просто всунула мне спички в руку и легла рядом, отвернув морду в противоположную от меня сторону.

 

- Ну, какая же ты всё-таки, зараза, Инга! Могла бы и свечку зажечь что ли!

 

Всё-таки я думаю, или Инга человечьи слова понимает, либо как то всё выходит так, что мой мозг отказывается в это верить.

Инга встала, нехотя подошла к забору и помочилась. При этом, а суки этого как бы не делают, она своими задними лапами, как кошка стала загребать траву, и песок точно полетел в направлении меня.

 

- Ссать она хотела на меня, - пронеслось у меня в голове.

 

Я мельком глянул на свечки. Их оставалось две. И эта уже догорала.

 

- Две полусвечи! Надо ускоряться, - подумал я.

 

Тело мое уже почти не шевелилось. Спину ломило. Глаза слипались. И весь я был мокрый от пота и воды. Но я никак не мог выполнить это дурацкое задание. У меня всегда оставалось полбочки или меньше. Видно, Сенсей, все рассчитал заранее - время горения полусвечи, количество дырок и объем деревянной бочки.

 

Я поменял свечу на новую и понесся за ведром.

 

- Тело – это бочка, это понятно и ежу. Дырки – это триггера. Дурак бы понял. А вот что в бочке?! Вода – это что? – неслось у меня в голове, пока я бежал до колодца.

- Надо ускоряться! Надо ускоряться! Две свечи – это фигня…

 

* * *

 

Больше ничего не помню.

Помню, что последняя свеча догорала. А я, обхватив бочку, как только можно, раскорячившись, проваливался в глубокий сон.

 

Я услышал голос Сенсея, как будто вдалеке. И почувствовал небольшую вибрацию и покачивание в теле, как будто меня взяли на руки. На секунду, мои глаза приоткрылись и сквозь слипшиеся веки я увидел добродушное лицо Сенсея.

 

- Андрюша, ты выполнил задание. Молодец! – проговорил он.

 

Я совсем ничего не понимал, и меня уже ничего не интересовало. Я как будто проваливался в пустоту полностью всем своим телом.

 

- Я не помню… - промычал я, в ответ, хотя меня это уже не интересовало. Я просто спал.

 

Следующая глава книги Андрея Микулина - Искусство Массажа:

Знакомство с Сенсеем

 


Предидущая глава:

День Памяти Старых Мастеров Массажа или я БРОСАЮ Массаж

 

 

 

Андрей Микулин, Воронеж, 2019 г.

 



Статья написана: 25.10.2019

Мета Теги

Мы в Контакте
Счетчики посещений
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Flag Counter
 
Дизайн и разработка сайта "MikLab.ru"
Время генерации страницы = 0.02 секунды