Последнее обновление 16.11.2019

Почему Твоё Тело ОТКАЗЫВАЕТСЯ РАБОТАТЬ?

Глава 11 из книги – Искусство Массажа

Автор – Андрей Микулин

 

Предидущая глава  Содержание  Следующая глава

 

Глава 11 - Почему Твоё Тело ОТКАЗЫВАЕТСЯ РАБОТАТЬ? – Искусство Массажа – Андрей Микулин

 

Я прекрасно помню тот день, когда мы с Сан Санычем в первый раз разругались. Вернее, это я ругался, если можно так выразиться, а он больше отшучивался, но при этом ПРИЦЕЛЬНО МЕНЯ БИЛ СВОИМИ ЖЁСТКИМИ СЛОВАМИ.

 

- Тебе не хватает терпения! – говорил он.

- Сан Саныч, ты не прав! Я уже целых три месяца хожу за ТЕРПЕНИЕМ в лес, - съязвил я.

 

* * *

 

Действительно, вот уже три месяца, как я учусь у Сан Саныча Массажу. Я ещё не отмассировал у него ни одного пациента, включая его самого. Он обычно говорил:

 

- Андрей! Я не являюсь твоим поклонником. Что толку, что ты говоришь, что через тебя прошли тысячи твоих пациентов. Мне совершено по барабану, нравился им твой массаж или так, они пытались тебя задобрить, говоря тебе красивые реферамбы. МНЕ ТВОЙ МАССАЖ НЕ НРАВИТСЯ! ТЫ Не УМЕЕШЬ ДЕЛАТЬ МАССАЖ. И ДАЖЕ НЕ СТРЕМИШЬСЯ К ТОМУ, ЧТОБЫ ЕГО ДЕЛАТЬ ПРАВИЛЬНО!

 

- Сан Саныч!!! Ты мне показываешь всё не так!

- Я тебе всё ПРАВИЛЬНО показываю. Ты, дурень, НЕ ВИДИШЬ!

- Что я не вижу? Я всё вижу! Это мой УЧИТЕЛЬ меня за нос водит, постоянно говоря, что я придурок, - злился я.

 

- Я тебе сто раз говорил, что бы ты, не называл меня этим словом – Учитель. Я твой Сенсей. И мы с тобой занимаемся БОЕВЫМ ИСКУССТВОМ МАССАЖА. А в любом боевом Искусстве что главное? Кого-то ПОБЕДИТЬ. Вот тебе и НАДО СЕБЯ ПОБЕДИТЬ, а ты СЕБЯ ЖАЛЕЕШЬ.

 

- Сенсей! Вот этот приём! Вот ЭТА ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ! Вот почему она у меня неправильная?

Ну, ты, во-первых, не вырисовываешь, а смазываешь приёмы. Во-вторых, ты тупишь, и рука твоя тупит. Левая при этом. А правая, наоборот, идёт совсем не так, как ей надо.

 

- Ну, тогда покажи ещё раз! – кричу я ему.

- А орать то на меня зачем? – делая вид, что смущается и краснеет, он всё же в сотый раз мне показывает свою ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ДВИЖЕНИЙ.

 

Я ловлю себя на мысли, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО КРУТО он делает эти движения.

И в этот миг, как бы издеваясь надо мной, его руки начали двигаться так, что я почти не успевал за ними следить глазами. При этом на его теле не выделилось ни капли пота. А я при этом был мокрый и потный с головы до ног.

 

- Мистика, какая то, - говорю я внутри себя, - человек не может с такой скоростью водить руками. Это полный абсурд.

 

- Так я не только двигаю быстро руками, я еще и надавливаю ими, - Как бы, читая мои мысли, проговорил Сенсей и мгновенно остановившись, так придавил стол, что мне даже показалось, что он сейчас треснет. Стол выдержал. А Сенсей продолжал дальше показывать мне СВОЮ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ. Я уже с восхищением смотрел на его руки и удивлялся, как он умудряется в свои пятьдесят двигаться как юноша, а я в свои тридцать чувствую себя полной развалиной.

 

- Ну, ты понял? – наконец, закончил он, - в лес тебя отправить или будешь на столе тренироваться?

- На столе. В лес я уже ходил вчера и позавчера.

 

Действительно, я приезжал к нему каждую пятницу и уезжал от него в понедельник. От него сразу ехал на работу. А в пятницу, с работы, ехал к нему. Иногда, я приезжал среди недели. И также уезжал на следующее утро на работу.

 

Обычно он всё показывал мне на столе. Давал очередное задание. И я отправлялся в лес, его выполнять. Для этого он отвёл для меня специальную поляну. До неё было около трёх километров. Там были сваленные ветром деревья. Вот на них я и делал свой массаж.

 

- Ветер СПЕЦИАЛЬНО СОГНУЛ ДЛЯ ТЕБЯ ЭТИ ДЕРЕВЬЯ, - любил говорить Сенсей, - В НИХ ЕЩЕ ТЕПЛИТСЯ СИЛА. И ТЕБЕ ЕЁ НУЖНО ДОСТАТЬ ОТТУДА

 

Одно дерево я как то полюбил больше остальных, и оно уже за три месяца отличалось некой полировкой, которую сделали мои руки.

 Когда я приходил из леса, я испытывал чувство некой гордости за свои действия, что у меня что-то вырисовывается.

Я помню, как я в первый и во второй раз радостно бежал к его дому, бурча себе под нос фразу, которую я и выкрикнул ему в лицо, когда он в первый раз меня встречал у своей калитки.

 

- Сенсей! У меня получилось! Получилось! Получилось!

- Покажи.

 

Я показывал на его столе массажные приёмы, но он постоянно хмурился и меня осаживал:

 

- Ну, ОПЯТЬ фигню ты мне показываешь. Не так это надо делать. Не так, - с этими словами он мне показывал правильные движения.

 

- Ты меня НЕ СЛЫШИШЬ. И НЕ ВИДИШЬ. ПОТОМУ, Что ТЫ слышишь свою ж@пу или еще чего. Её ТОМНЫЙ голос тебе СЛАЩЕ и у тебя ничего не получается, - отдельные слова он выделял особенно отчётливо.

 

Три месяца достаточно частых тренировок укрепляли моё тело. Обычно я уезжал на половину довольный и с ощущением дикой усталости. Которая обычно проходила, когда я вновь погружался в свою обычную работу.

 

- ТВОЯ УСТАЛОСТЬ – ЭТО РАЗЛАД ТВОИХ ЧУВСТВ, ЭМОЦИЙ и САМОГО ТЕЛА. ТЫ НЕ ЦЕЛОСТЕН. ТЫ как ощипанная выдра, которая не видит свой замусоленный хвост, - иногда говорил он мне, и я не понимал почему.

 

* * *

 

Но в этот раз меня всё достало донельзя. Во-первых, мне вчера устроили бега с Ингой на перегонки по-собачьи на целый километр. Инга, естественно, выиграла, получив за это хороший кусок мяса, который её ждал на финише. А меня наградили слюнявой костью из бульона, которую на тарелке Сенсей специально принёс в лес. Явно для того, чтобы именно мне её вручить.

 

При этом, вначале, мне совсем не сказали, что наши бега будут по собачьи. Он увлёк меня в лес, говоря, что я должен побегать с Ингой, потому что она зажирела, неделю сидя дома.

 

И по его отменным правилам, я должен был ВКУСИТЬ ПРИЗ. В моём случае, это выглядело так – я должен был обсасывать говяжью кость, испытывая щенячье чувство Восторга!

 

Я еще вчера готов был с ним разругаться и уйти, но обстановку разрядила Инга.

В момент, когда Сенсей мне вручил кость, и я стоял, обтекая, с мыслью, что с ней делать, Сенсей громогласно изрёк дебильную фразу:

 

- А ты соси её! Или можешь просто посасывать, если целая в твой маленький ротик не уместится!

 

При этом он стоял и ухмылялся, понимая, что явно издевается надо мной.

Синхронно с ним, Инга ринулась меня облизывать. И единственное, что мне оставалось, это закрыть своё лицо руками. При этом естественно, эта чёртова кость была в сантиметре от моего рта.

В туже секунду, Инга, как будто невзначай, лизнула эту кость, и противное бывшее говяжье содержимое прямиком очутилось у меня между губами. За секунду до этого, я путался произнести фразу:

 

- Инга, отстань!

 

А она, воспользовавшись этим, просто и неожиданно затолкала мне эту кость в мой рот.

Когда полужирная фигня коснулась моих обнажённых зубов, я опешил и инстинктивно отбросил эту ГОВЯЖЬЮ СВОЛОЧЬ подальше от себя.

 

- Каждый из Победителей НЕСЁТ СЕГОДНЯ СВОЙ ПРИЗ – заржал Сенсей.

Инга уже успела доесть своё мясо, и ринулась в кусты, за брошенной мной костью.

 

- Еще бы! – говорю я, - Инга еще щенком училась бегать на четырёх лапах!

- А кто тебе не давал ЭТОГО ДЕЛАТЬ, Андрюша?! – ржал Сенсей, - У нас всё по-честному! Победитель несёт до дома свой приз. Причём, Инга то свой съела!

 

С детства не люблю всё жирное держать в своих руках. Особенно слюнявые кости.

Но Инга, как на зло, неслась ко мне и тащила в зубах эту злосчастную кость.

Подбежав ко мне, она умудрилась так засунуть её в мои руки, что мне действительно реально пришлось взять это мерзкое содержимое. Инга уложилась в пару секунд, выполнив наисложнейшее действие. Сенсей ржал до-упаду над нами. Я выпихивал кость из рук, а Инга умудрялась её подхватить и водрузить обратно. Мне пришлось, смириться.

 

* * *

 

 

Я не злопамятный, но обиду помню, вообще, то долго. Это качество Скорпиона – кусать тогда, когда оппонент уже совсем забыл о своем поступке. Вот и сейчас, злясь и ругаясь с Сан Санычем, я вспоминал злосчастную кость и пытался на нём отыграться за вчерашнюю шутку.

 

- Ну чего же ты? Где твоя ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ? – ждал он, усаживаясь на стул около стола.

 

Я сконфуженный, начал в сотый раз показывать массажные движения.

 

- Ну фигня полная! Здесь тебе нужно было закруглить, а ты здесь просто оборвал. А тут, придавить, а не растирать, - тихо изрёк он.

 

Казалось, что он специально нагнетает обстановку, заставляя меня делать в очередной раз СВОЙ ВЫБОР – всё бросить и уехать, либо ОСТАТЬСЯ И ПРОДОЛЖИТЬ УЧЁБУ.

 

Лично мне самому казалось, что я делаю всё, так как делал он.

 

* * *

 

- Сан Саныч. Давай я засниму всё это на камеру. А потом дома выучу! – конючу я.

- Ты же помнишь, что случилось с твоим диктофоном, Андрей?

 

Я прекрасно помню. Ещё бы, я не помнил. Со второго дня нашего знакомства, Сан Саныч мне категорически запретил пользоваться камерой, фотоаппаратом или диктофоном. И однажды, я этот его запрет проигнорировал. Я скрытно привёз свой маленький диктофон Олимпик и почти весь день за ним всё записывал. При этом еще радовался, что Сенсей ничего не замечает. Но, когда я приехал в Воронеж, диктофон неожиданно отказался работать.

 

Причём, в автобусе он работал, а дома – просто включался и смотрел на меня своим пустым экраном.

Этот диктофон не был с вынимаемой флешкой, в него всё было встроено. И я так понял, что его внутренняя память сама собой, почему то на@бнулась. Мне было дико обидно. Я потерял один из ценных предметов, который мне иногда помогал. Иногда я записывал на него фразы о своих пациентах, чтобы потом не забыть, что у меня получалось, а что нет.

 

Сенсей, во время моего ухода от него тогда, как бы невзначай произнёс для Инги фразу, бортонув её в бок ногой – они с Ингой шутя пинались. Инга пыталась его укусить за руку, а он мягко отбивался от ней, иногда хватая её за хвост.

 

- Смеётся тот, кто смеётся последний! – выкрикнул он, протаскивая своей коленкой Инге удар в боковую часть задней лапы. Получилось так, что Инга, или специально, либо случайно в тот момент пропустила этот удар, отлетая на метр в сторону.

 

Теперь я, конечно, понимаю, что его фраза предназначалась для меня, а не для Инги в тот миг.

Но как могло, сдохнуть в секунду, Внутреннее ОЗУ (оперативно запоминающее устройство. Прим. автора), я понять не мог. В общем, своего любимого диктофона я тогда лишился.

 

Когда я через неделю обо всём рассказал Сан Санычу, тот всего лишь усмехнулся и сказал:

 

- Это всего лишь, совпадение, Андрей. Или ты считаешь, что я НАМЕРЕННО СЖЁГ ПАМЯТЬ твоей игрушки? Как я могу это сделать? – с этими словами он взял магнит от динамика и намеренно поводил им по столу.

 

- На сколько я знаю, сложнейшую электронику вот таким магнитом не вырубить! – Изрёк он, - Нужен магнит побольше! А у нас с Ингой его нет, такого большого магнита!

 

* * *

 

Так и сейчас. Я стоял и обтекал после своего вопроса – дать мне разрешить всё записать.

 

- Твоё ТЕЛО И ТАК ВСЁ ЗАПИСЫВАЕТ. ТЕБЕ ПРОСТО НУЖНО ЭТИ ЗАПИСИ ВОСПРОИЗВЕСТИ, - обычно говорил он.

 

- Ну как я это всё воспроизведу? Сан Саныч, это нереально!

 

- Вот в дырку постоянно смотреть – это нереально! – с этими словами он изобразил сценку, что у него порвались штаны, и он силится рассмотреть дырку, пытаясь наклониться всё ниже и ниже, а у него не получалось. Его гибкость как будто его покинула. И он в секунду стал немощным стариком.

 

Мы с Ингой глядели на это и закатывались от смеха. Мне иногда кажется, что Инга всё понимает и умеет смеяться. Я даже как то произнёс:

 

- Сан Саныч, у тебя человеческая собака!

 

- А я специально брал овчарку, - изрёк он.

- Немцы тоже люди, не зря они же дали овчаркам имя – Немецкая, - отчеканил он.

 

 

* * *

 

Я выполнил в очередной раз свою последовательность на его столе и молча, ждал его рецензии. Мне казалось, что уже воздух вокруг пропитан моей злостью на этот Массаж. Конечно, я не мог злиться на Сенсея. Он для этого ничего не делал. Просто ЧАСТО И ПОСТОЯННО ПОВТОРЯЛ МНЕ СВОЮ ФРАЗУ:

 

- МЫ КАК ДВА ИДИОТА.

ОДИН из нас ИДИОТ, ПОТОМУ ЧТО ВЗЯЛ.

Другой – ИДИОТ, ПОТОМУ ЧТО ПРИШЁЛ.

ВОТ МЫ С ТОБОЙ ДРУГ ДРУГА И КОЛБАСИМ, глядя кто из нас, быстрее и ловчее ГРЕБЁТ ВЁСЛАМИ В СВОЮ СТОРОНУ.

Получается, Андрюша ты умнее, раз из тебя твои слова вылетают быстрее.

 

При этом, он своим языком начинал работать как будто, его рот это каноэ, а язык – единственное весло в этой лодке. Всегда было комично на это смотреть.

 

Но на этот раз он молчал. Он устало сидел и смотрел сквозь меня.

 

- Наверное, ему тяжело со мной, - думаю, - столько терпения надо, чтобы меня терпеть.

 

- В твоей фразе классная концовка! – вдруг прошептал он, - Я всё понял. Почему ТВОЁ ТЕЛО ТЕБЯ НЕ ХОЧЕТ СЛУШАТЬ И ОТКАЗЫВАЕТСЯ РАБОТАТЬ!

 

-Ты вчера мне говорил об инсайдах – вот сейчас и отправишься искать СВОЙ ИНСАЙД прямиком в лес и с палаткой.

 

В принципе, меня ничего не смущало, остаться на ночь в лесу летом. Я любил походы и когда то даже занимался туризмом и альпинизмом. Но меня явно ждало НЕЧТО БОЛЬШЕЕ ТОГДА В ЛЕСУ. Не зря он выделил, почти выкрикивая СЛОВО – ИНСАЙД! Опять же, издеваясь надо мной и явно давая мне понять, что не только я один могу помнить злость.

 

Вчера мы с ним спорили, и я ему доказывал, что Инсайд – это движение к определенной цели, напрямки. А он мне говорил обратное, - что всё бесполезно, так как у тебя хаотичный компас и ты движешься в любом НУЖНОМ ИМЕННО ТЕБЕ НАПРАВЛЕНИИ, Но ЯВНО НЕ В ТОМ, КАКОЕ ПРАВИЛЬНОЕ.

 

* * *

 

- Смотри, либо мы с тобой в одной лодке и гребём в одну сторону, либо ТЫ ГРЕБЁШЬ ОДИН И До ГОРОДА! – с этими словами он издал цокающий звук и своим языком показал неприличное движение, какое обычно показывают проституткам в кинофильмах, чтобы их унизить.

 

- Я согласен! – говорю, - Я люблю лес и с удовольствием проведу ночь в палатке. Даже если буду там один.

 

- Ну, ты там один и будешь. Но ночь я тебе не обещаю, я думаю, ты прозреешь чуть раньше, чем она настанет, - высказался он, отгоняя от себя воображаемых комаров.

 

- Тебя или сожрут эти твари, либо ты СРАЗУ станешь умным, - улыбнулся он своим мыслям.

 

* * *

 

- Зае@ательский Квест! – думал я, блуждая по вечернему лесу с одетой, как балахон на себя палаткой.

- И на хера я промямлил про Инсайд ему вчера и ещё сегодня…

 

Меня жадно и нещадно атаковали комары. Мне, казалось, эти беспощадные твари выполняют немой приказ Сенсея. Почему то нигде рядом их не было. Но зато они были прямиком над моей мордой.

 

Мне представился образ из некой восточной сказки.

Провинившегося посадили в чан с гавном. И, когда он вылезал, надсмотрщик своим мечом так лихо рассекал сверху, что бедняге приходилось опять, захлёбываясь, погружаться в это гавно.

 

- Я как Ху@ва Избушка, бреду на своих массажных ножках – выругался я.

- Да еще в поисках Инсайда! – улыбнулся я воображаемому Сенсею.

 

Он, снаряжая меня в дорогу, так и сказал:

 

- Ты пойдешь, наш Иванушка, искать свою Алёнушку. Только ища Алёнушку, будешь искать свой индивидуальный Инсайд. Заодно и проверишь, как это всё работает.

 

Я уже трижды пожалел, что начинал с ним спорить. Всегда мой спор заканчивался какой-либо его проделкой, что я как тот бедняга оказывался в дерьме. Причём, в собственном. Ведь я же был инициатором спора. Я пытался доказать, что Правда существует. А он всегда говорил:

 

- У каждого своя, Правда, Андрей. Но, это совсем не значит, что ИЩА ПРАВДУ, ТЫ ЕЁ НАХОДИШЬ. ЧАЩЕ ВСЕГО, ТЫ БЛУЖДАЕШЬ В ПОТЁМКАХ, БЕРЯ ЗА ПРАВДУ СОБСТВЕННЫЕ МЫСЛИ.

  

А сегодня он специально добавил, глядя, как я разрезаю свою одноместную палатку на части:

 

- Например, сейчас для тебя эта правда будет КВЕСТОМ. Если ты никогда не слышал слово Квест, то это – игра. Или поиск логических ответов на определённые вопросы.

 

Он попросил меня сходить в дом за палаткой. Я, когда то её привёз сюда, думая, что вместе с ним, когда-нибудь отправимся в ночное на озёра. Рыбалку он любил, и мне хотелось сделать ему подарок.

 

-Инга, принеси, пожалуйста, НОЖНИЦЫ – скомандовал он, и Инга тот час же выполнила его команду. Видно, он её надрессировал так, что она знала все предметы в его доме.

 

* * *

 

-Палатка – Это ты, Андрей,

- Но, чтобы это был совсем ты, бери ножницы и по периметру вырезай ей дно, ровно наполовину.

 

- Сенсей, но зачем, же крамсать мою палатку? Я и так понятливый! Скажи, я сделаю.

 

- Ровно тридцать лет и еще несколько месяцев ты только и делал, что ПЫТАЛСЯ, ЧТО ТО, ПОНЯТЬ. Но всё, бестолку. А теперь тебе ЖАЛКО СТАЛО ЭТУ ПАЛАТКУ для ОДНОГО ЕДИНСТВЕННОГО ИНСАЙДА, который восполнит в тебе все эти тридцать с хвостиком лет.

 

Я уже привык к его, порой, безумным поступкам, и уже потихоньку работал ножницами.

 

- Я не могу доверить Инге нитки и иголки. А тебе, Андрюша, могу. Иди в дом и принеси мне мою шкатулку для шиться.

 

Я принёс. Он заставил меня пришить отрезанные ранее части так, чтобы получилась палатка в палатке. При этом, ровно половина пола была открытой. Далее он рукой показал место, которое я должен был опять вырезать. Это был квадрат полметра на полметра, опять же в полуметре от пола.

 

Вот в это отверстие тебе надо будет научиться входить и выходить! – прошептал он. А чтобы у тебя Инсайд случился сразу, вот тебе табличка!

 

С этими словами он вытащил из-под крыльца небольшой квадрат с надписью – Не влезай! Убьёт!

 

- Надо же, притырил где-то, - подумал я.

- Да! Эта табличка дождалась своего часа. В четверг иду по полю, смотрю, её сорвало со столба, думаю, возьму, пригодится. Вот и пригодилась! – восклицает он.

 

Он заставил меня пришить грубыми нитками эту табличку чуть выше дырки, которую я только что вырезал во внутреннем переходе палатки. Получилось как две комнаты. Первая – без пола. Вторая с полом. Но вход в неё только изнутри, в полуметре над землёй. И еще так надо раскарячится, чтобы в эту дырку пролезть. И над входом – предупреждающая надпись – Не входить! Опасно!

 

Потом он отправил меня в чулан за пыльным мешком. Заставил в этом мешке сделать дырку посередине. И дырку небольшую.

 

- Ты сгоришь, если ДЫРКА БУДЕТ БОЛЬШАЯ, - улыбнулся он. Для тебя сойдет, и маленькая на сей раз.

 

Потом он заставил меня достать походный фонарик и подвесить его в этом пыльном мешке так, чтобы луч света, когда включаешь фонарик, проходил через дырку.

 

- Ты, Андрюша, будешь в поисках своего Инсайда, время от времени включать этот фонарик. Ненадолго. Включишь, посмотришь на него и выключишь сразу. Если Инсайд тебя накроет, ты увидишь Ингу и она тебя заберёт до дома. А раз Ингу ты увидишь не сразу, то и будешь искать свои ответы на ПОСТАВЛЕННЫЙ МНОЙ ЧАС НАЗАД ВОПРОС:

 

- ПОЧЕМУ ТВОЁ ТЕЛО ОТКАЗЫВАЕТСЯ РАБОТАТЬ?

 

- Да, вот ещё что. Этот мешок ты прикрепишь во втором глухом отделении так, чтобы он висел на верёвке посередине этой части палатки. Это будет твоё Солнышко!

 

* * *

 

-Солнышко, твою же мать за ногу! – вспоминая его слова, думал я, - Е@учее Солнышко!!! Только вот светит, а Озарения не даёт, Падла!

 

Меня вовсю атаковывали комары. По указаниям Сенсея я должен большей частью стоять, или сидеть, но не лежать, высунув наполовину лицо из палатки. Это было неуклонным условием его задания. Время от времени, я должен был в поисках Инсайда, чёрт бы его побрал, пролазить в дырку целиком во второе глухое отделение. И когда я там очутюсь, я должен был проговорить некую волшебную фразу:

 

- И это ЕСТЬ Я ТОЖЕ, - быстро включить и выключить фонарик. А только потом вернуться через дырку на место и занять оборону у смотрового входа.

 

- Так ты будешь делать время от времени, именно тогда, когда тебе явно захочется найти Озарение! – шутя, говорил он, руководя мной, когда я привязывал мешок с фонариком к середине задней комнаты.

 

- Твоя задача, Андрей, больше ни для чего этот фонарик не использовать. Иначе, наш Колумб не доберется до дому, - он явно злорадствовал, произнося эту фразу.

 

* * *

 

Вот и сейчас, уже вышла Луна, а я, имея фонарик, не могу его использовать, как только для того, чтобы включить и сразу выключить. Комаров наоборот, это только подзадоривало. Они жрали меня как сволочи. Моя морда была полностью искусана. И чтобы как можно меньше их попадало на меня, я старался оставлять только щёлки для глаз и для носа.

 

- Е@учий и Сучий Квест – думал я, - Забыли обо мне Суки, наверное. Одна лежит в своей конуре и блох грызет. Второй явно на диване, видя чудный и дивный сон, как ху@ва избушка гуляет по своей воле по лесу на куриных ножках.

 

Одним из обязательных условий было то, что я, надев на себя эту палатку, должен буду время от времени передвигаться по лесу, задерживаясь на каждом месте не более чем на десять минут.

 

- Это для того, чтобы не уснул, глупышка! А то, придёт Умка и споёт тебе свою нежную песенку, почему, ты, малышка, не спишь! – с этими словами он реально пропел последние слова этой песни из мультика. И получилось так правдоподобно, что я даже проснулся сейчас, вспомнив, как это делал он, стоя у калитки несколько часов назад.

 

* * *

 

 - В принципе, для своей Логики все ответы я уже получил от Сенсея, - думал я. Ведь не просто же он меня отправил на сжирание этим комарам. Явно Логика тут была ГЛАВНОЙ!!!

 

- Первая отгадка, - Сказал, отпуская меня в лес, Сенсей, - Эта Палатка и ЕСТЬ ТЫ.

- Вторая отгадка, - обдумывал я, его следующие слова, - Залезая во вторую камеру, ты проговариваешь, - ЭТО ТАКЖЕ ЕСТЬ Я.

- Третья отгадка, которую Он ДАЛ мне – Заживая фонарик, также говоришь – И Это ТАКЖЕ Я.

 

Остаётся НАЙТИ ОТВЕТ НА ГЛАВНЫЙ ВОПРОС:

 

- Почему МОЁ ТЕЛО ОТКАЗЫВАЕТСЯ РАБОТАТЬ?

 

Я и сам неоднократно замечал, что не успеваю за ним. За его бешеным ритмом. Или даже за плавным. Иногда Сенсей как бы ПРОПУСКАЛ ЧЕРЕЗ СЕБЯ ТАКИЕ НЕИМОВЕРНЫЕ ПОТОКИ НЕКОЙ БЕЗЛИКОЙ СИЛЫ, что ЕГО ТЕЛО СОДРОГАЛОСЬ В ТАКТ БЕШЕНОЙ МОЩИ, ПРОХОДЯЩЕЙ ЧЕРЕЗ ЕГО РУКИ.

 

* * *

 

Четыре часа гуляния по уже почти ночному лесу привели меня только к ещё одному ответу на вопрос:

 

- Для чего нужна вторая камера в палатке.

 

Сенсей часто говорил мне, что для понимания НУЖНА ПОВЫШЕННАЯ ВОСПРИИМЧИВОСТЬ. Или ОСОБОЕ ОСОЗНАНИЕ, КОГДА ВСЁ СРАЗУ ЯСНО И ПОНЯТНО.

 

Он часто, или стуча по мне своими костяшками пальцев по спине, либо просто своим взглядом запихивал меня в Это ОСОБОЕ СОСТОЯНИЕ ОСОЗНАННОСТИ.

 

Для него не существовало явных отличий в РЕАЛЬНОСТЯХ ЭТОГО МИРА. ОН ПОЗВОЛЯЛ СЕБЕ СКОЛЬЗИТЬ ПО НИМ, СЛОВНО НЕКАЯ ТЕНЬ, ВПИТЫВАЯ В СЕБЯ ВСЕ ПРЕЛЕСТИ ТАЙН ЭТОГО и ДРУГИХ МИРОВ, о которых ОН ЯВНО ЗНАЛ.

 

ДЛЯ НЕГО – СКОЛЬЗИТЬ ПО МИРАМ, БЫЛО ОБЫДЕННЫМ И РЯДОВЫМ ДЕЛОМ.

 

Возможно, именно ЭТОГО ОН ДОБИВАЛСЯ и от меня, тупого и неугомонного до Истины.

 

Зато сейчас, в поисках этой Истины, весь искусанный, я избушкой блуждал в ночи по лесу, ища ответы, на им придуманный, НЕРЕАЛЬНЫЙ КВЕСТ.

 

- И так, - я вспомнил табличку, постоянно бьющую меня по морде, - Вторая камера – Это КАМЕРА ПОВЫШЕННОГО ОСОЗНАНИЯ. Или Восприятия. Да и верно! Получается, я в этом состоянии бываю не всегда и не часто!

 

* * *

 

- Теперь осталось всё это привязать к дурацкому слову – Инсайд, - подумал я.

- Вчера ты совсем не считал его дурацким, - отозвалось в моей голове голосом Сенсея.

 

Я высунул лицо из палатки и проорал на весь лес, что было мочи:

 

- ИНСАЙД ПРИДИ ИИИИИИИИИ!!!!

 

Лес отозвался эхом. И вдруг в этом эхе я услышал: - ГАВ ВВВВВВ!

Что явно могло означать: - Я пришёл, лови!

 

Из кустов на меня смотрела пара собачьих глаз. Возможно, это были и человечьи глаза, но они флюоресцировали, как глаза именно животного.

 

Я растерялся.

 

- То ли собака, толи человек! – думалось мне, - Если это и Инга, то какой, то голос изменённый.

 

Я сжался. Остановился и прислушался. Мне были ЯВСТВЕННО различимы ЭТИ глаза в ночной тьме.

Я видел их в десяти метрах от себя слева.

 

- Если это волк, он в два прыжка окажется со мной рядом, - лихорадочно думал я.

- Волк не станет жрать Тупого Придурка, - отозвалось голосом Сенсея в моей голове.

 

Улыбнувшись, я попёрся на эти глаза.

 

* * *

 

Целый ещё час мы блуждали вдвоём по ночному лесу. Меня вели эти собачьи волчьи глаза. И вели, непонятно куда. Между нами было постоянное расстояние, около десяти метров. Не меньше и не больше.

 

- Я полезу в палатку, - подумал я, - А вдруг этот зверь нападет на меня, когда я буду барахтаться внутри палатки, пролезая во вторую камеру?

 

Как ни странно, вторая камера меня ВСЕГДА И ПОЧЕМУ ТО УСПОКАИВАЛА. В НЕЙ БЫЛО ЧТО ТО, Что БЫЛО В Самом Сенсее – УВЕРЕННОСТЬ и СПОКОЙСТВИЕ. А также – полная Гармония с самим собой. Всё во мне замирало, или отключалось, когда я туда залезал.

 

- Вот бы достать фонарик и подсветить им, - думал я, включая и выключая фонарик.

 

- А на фига тебе фонарик, если ТЫ САМ И ЕСТЬ ФОНАРИК – пронеслось в моей голове и эта мысль уже БЫЛА МОЯ, как будто я сам её ВКЛЮЧИЛ, нажав на некую кнопку внутри мешка.

 

- Да чёрт с ним, со зверем. Сожрёт, ну и ладно, подумал я. Не выйду больше из палатки.

Половина меня при этом находилась в глухой части палатки. Другая в той, где была дырка. Я укутывался палаткой, распластываясь на земле. Мне безумно хотелось спать. Мне уже было всё равно, отвечу ли я на вопросы этого безумно волшебного Квеста, либо нет. Я уже не думал о глазах, которые как час вели меня по ночному лесу. Эти глаза всегда находились там, чтобы вышедшая из-за туч Луна их освещала, и я их видел. Как два фонарика. У меня РЕАЛЬНО СОЗДАВАЛОСЬ ОЩУЩЕНИЕ, Что глаза мне показывали направление, либо ЧТО ТО, ЧТО Я ПОКА НЕ ПОНИМАЛ И ТАК СИЛИЛЯ ПОНЯТЬ.

 

* * *

 

 

Мне снился сон.

 

Я опять находился в толпе людей. Но на этот раз люди были как Матрешки. Каждый из них состоял из трёх слоёв. Внешнего, серединного и внутреннего. Причём, внешний слой явно был их телом, а два внутренних – это БЫЛО НЕЧТО, ВЛИТОЕ УЖЕ В САМО ТЕЛО.

 

Во внутренней матрешке светилась лампочка. Или мне так показалось. Это БЫЛ НЕКИЙ ОГОНЬ, Который ЗАЖИГАЛСЯ ЯРЧЕ, КОГДА У ЧЕЛОВЕКА ВОЗНИКАЛ ЛЮБОЙ ИНТУИТИВНЫЙ ВОПРОС К САМОМУ СЕБЕ.

 

Голосом Сенсея мне проговорили:

 

- Смотри, ЭТО ИНТУИЦИЯ. ОНА ГОРИТ ВСЕГДА, НО ЛЮДИ ЕЁ Не СЛЫШАТ.

ЧТОБЫ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ИНТУИЦИЕЙ, К НЕЙ НУЖНО всего лишь ОБРАТИТЬСЯ.

 

А теперь каждый человек мне предстал совсем в ином ракурсе.

Я как бы видел ОТДЕЛЬНО ТЕЛА, ВНУТРИ КОТОРЫХ НАХОДИЛСЯ САМ ЧЕЛОВЕК. И ОН ПЕРИОДИЧЕСКИ МЕТАЛСЯ МЕЖДУ СВОИМ ТЕЛОМ И СВОЕЙ ИНТУИЦИЕЙ.

 

Причём, некоторые люди, совсем не метались. Они просто к интуиции никак не обращались.

 

- Смотри! – услышал я в своей голове голос Сенсея. Это – МОЗГ.

- Самостоятельная Единица, которая считает себя главной в Теле – отозвалось уже в моей голове именно моим голосом.

 

- Так почему же я не умею управлять своим телом? – пронеслось у меня внутри.

- ПОЧЕМУ МОЁ ТЕЛО ОТКАЗЫВАЕТСЯ РАБОТАТЬ?!

 

Картина сразу сменилась. Я видел всего пару, тройку людей, из миллионной толпы, у которых ИХ ВНУТРЕННИЙ ЧЕЛОВЕК СРАЗУ И НАПРЯМУЮ ИСПОЛНЯЛ КОМАНДЫ ИХ ИНТУИЦИИ.

На это было так интересно смотреть, но меня кто-то взял своими зубами за ногу.

 

* * *

 

Не открывая глаз, и до конца не проснувшись, я вытащил руку из палатки и нащупал тёплую собачью шерсть. Пахло Ингой, как мне показалось. Мой Мозг ОТЧЁТЛИВО И ТОНКО УЛАВЛИВАЛ СКВОЗЬ ЗАКРЫТЫЕ ВЕКИ ТОНЧАЙШИЙ ЗАПАХ НОЧНОГО ЛЕСА. Я СОВСЕМ НЕ ДУМАЛ. Я УЖЕ БЫЛ ИНТУИЦИЕЙ. И ЗНАЛ, ЧТО ЕСЛИ МНЕ НЕОБХОДИМО -  Я В СЕКУНДУ ВСКОЧУ, СКИНУ ПАЛАТКУ И …

 

Мы брели с Ингой вдвоём по ночному лесу. Начиналось утро. Я был сильно искусанный, как я сказал себе – своими или чужими мыслями – так я называл сейчас комаров. Ноги горели от крапивы, видно я и в ней успел побывать. Но Я БЫЛ ДОВОЛЬНЫЙ…

 

Я ЗНАЛ, ЧТО МОЁ ТЕЛО ПОДЧИНЯЕТСЯ МОЕМУ МОЗГУ.

А МОЗГ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ МОЕЙ ИНТУИЦИЕЙ.

ПОЭТОМУ ТЕЛО И ФИЛОНИТ, РАЗ МОЗГ ДАЕТ ЕЙ ФИЛОНЯЩИЕ КОМАНДЫ.

А КАК ВЫРУБИТЬ СВОЙ МОЗГ Я НЕ ЗНАЛ.

Но, зато прекрасно ЗНАЛ, КТО МОЖЕТ С ЛЁГКОСТЬЮ ЭТО СДЕЛАТЬ!!!

 

И Я ТАКЖЕ ЗНАЛ, ЧТО Я СОВСЕМ НЕ ЗНАЮ СЕБЯ.

Я ПРОСТО ЗА СВОЮ ЖИЗНЬ ТАК ПРИВЫК К ЧЕЛОВЕКУ, КОТОРЫЙ ЯВЛЯЛСЯ И БЫЛ ОЛИЦЕТВОРЕНИЕМ МОЕГО МОЗГА.

Но ИМЕННО СЕЙЧАС Я ИНТУИТИВНО ПОНЯЛ, ЧТО НАСТОЯЩЕГО СЕБЯ Я ЕЩЕ НЕ ЗНАЮ…

 

При этом МОЙ МОЗГ ЯВНО МОЛЧАЛ. Я ЗНАЛ, ЧТО НАСТАНЕТ ВРЕМЯ, И ОН ОПЯТЬ ВОЗЬМЁТ БРАЗДЫ ПРАВЛЕНИЯ В СВОИ РУКИ…

 

СУЩЕСТВУЕТ НЕЧТО БОЛЬШЕЕ, ЧЕМ МОЗГ – И ЭТО ТО ЖЕ Я…

Например, СЕЙЧАС Я ТАКЖЕ ДУМАЮ, но КАК БЫ СОВСЕМ НЕ ТАК, КАК ЭТО БЫЛО РАНЬШЕ…

 

 

 

Следующая глава книги Андрея Микулина - Искусство Массажа:

Можно ли с собой договориться или ЗАТКНИСЬ И ДЕЛАЙ

 


Предидущая глава:

Учитель и Ученик или мой любимый ТОРТ Наполеон

 

 

 

Андрей Микулин, Воронеж, 2019 г.

 



Статья написана: 28.10.2019

Мета Теги

Мы в Контакте
Счетчики посещений
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Flag Counter
 
Дизайн и разработка сайта "MikLab.ru"
Время генерации страницы = 0.02 секунды