Последнее обновление 16.11.2019

Аллергия или Революция Тела

Глава 9 из книги – Искусство Массажа

Автор – Андрей Микулин

 

Предидущая глава  Содержание  Следующая глава

 

Глава 9 - Аллергия или Революция Тела – Искусство Массажа – Андрей Микулин

 

Однажды мне попался пациент, у которого была выраженная аллергическая реакция в виде сыпи в локальных местах тела, но без всякой этиологии. То есть, что является аллергеном, выявить медикам не удалось. Сыпь, вообще то, является противопоказанием к массажу, но она была у него на боку в районе нижних ребер, и не мешала мне работать с его спиной.

 

Но всегда трудно работать, если не знаешь причину, почему появилась проблема. Соответственно,  как крот, натыкаешься на то, что ловишь себя на мысли перед массажем – что твой массаж просто не пойдет для этого пациента.

 

Была пятница, и я весь умотанный возвращался с работы. Хотелось съездить к Сенсею, давно уже у него не был, прошло уже две недели.

 

- Интересно, когда меня с ним нет, Сенсей думает обо мне? – пронеслось у меня в голове.

- А мне интересно, Инга думает о тебе, когда тебя нет с ней, - услышал я параллельную мысль, озвученную голосом Сан Саныча.

 

Я улыбнулся.

 

- Да, Инга наверное и думает и меня ждет. Завтра, перед поездкой, зайду в магазин и что-нибудь ей куплю.

- Лучше на рынок! И отборного мяса! Только баранину не бери, Инга её не любит! – прозвучала параллельная мысль.

 

- Во, прикольно! Мозг сам себя спрашивает и сам себе отвечает. Надо Санычу об этом рассказать. Хотя, он опять надо мной подшучивать будет - типа  у тебя опять от твоей работы глюки мерещатся.

 

- Да! С работой вроде бы всё хорошо, но я устал как собака сегодня. Мне навязали еще троих мелких пациентов, и в общей сложности, я принял за день тридцать человек, и, сейчас иду от последнего, платного, тридцать первого. Причём, как говорится, ползу без ног и без рук.

 

* * *

 

Придя домой, а я любил передвигаться, если позволяло время, пешком, я съел всё, что мне приготовили, и ничком упал на диван. Перед этим я завёл будильник, чтобы с утра уехать к Сан Санычу.

 

Ночью мне снится сон.

За столом сидит Инга и чавкает. Она ест, как человек. Но не руками, а по-собачьи. Её задние ноги на стуле, она сидит, а передние лапы лежат на столе, слева и справа от тарелки.

А я стою перед ней с огромным куском мяса. А на мясе – бирка. А на бирке – надпись – Баранина, столько-то рублей за кило.

И, Инга, никак не хочет эту баранину есть. Я ей её запихиваю, а она рычит и плюётся.

 

* * *

 

Приснится же такое, думаю я, и иду на местный Воронежский Центральный рынок. 

 

- А что бы, правда, не взять баранину? – думаю я, - Мясо и мясо. Из баранины самые крутые шашлыки получаются. Инге наверняка по барабану, что жрать.

 

Беру кусок отборной баранины аж на три килограмма, ещё разные продукты и топаю обратно.

 

- Поеду на машине. Устал вчера как бобик. На автобусе не хочу. Тело еще ноет, а тут ещё эта ходьба до рынка и обратно.

 

Машинально кидаю в кошелёк определенное количество купюр. Не знаю, зачем.

 

- На всякий случай, - думаю, - Может Сенсей со мной захочет в райцентр съездить, может что нужно. Деньги лишними не бывают, вообще то.

 

* * *

 

Приехав, захожу в калитку. Никого не вижу во дворе.

 

- Сан Саныч! Где ты? Инга!!! Ко мне!!!

 

В ответ, тишина. Обычно, когда никого нет дома, калитка запирается на замок. Смотрю – дом открыт. Я радуюсь и захожу в дом. То, что я увидел, заставило меня остолбенеть…

 

За столом на стуле сидела Инга…

Я не верил свои глазам… Но она сидела именно так, как я её видел в своём сне. Задние лапы были на стуле, а передние лежали у тарелки по обе стороны. Инга величественно чавкала, доедая увесистый кусок вареного мяса. Я не знал, что и думать… Подхожу к ней, а она уже почти доела.

 

- В принципе, в этом доме командует Сенсей, - думал я, - но его сейчас нет, и Инга явно делает то, что ей нельзя делать.

 

Я обошёл стол. Инга на меня не обратила внимание. Она демонстративно чавкала. Мне показалось, что она специально меня дразнит, потому что она стала, есть медленнее, а чавкать ещё громче.

 

- Инга! Привет. Я тебе подарок привёз! – я полез в стол за ножом и отрезал не особо большой, но упитанный ломоть сырой баранины. Я решил, что она уже поела и ей много не нужно, только если на десерт.

 

Мне не хотелось ломать эту картину, думаю, придёт Сенсей и сам накажет Ингу, если ему будет это нужно. Собаке, тем более овчарке, вообще-то строго настрого запрещено есть со стола. А здесь и тарелка хорошая и мясо отварное.

 

- Наверное, это дело рук Сенсея. Не могла же Инга сама себе и мясо сварить и стол накрыть.

- Инга! Вот тебе мяско! Кушай, пожалуйста!!! – кладу в её тарелку привезенный с города, специально для неё, подарок.

 

Инга радуется, как ребёнок, вибрируя на стуле. Её хвост так и ходит ходуном. Но, понюхав моё мясо, она отшатнулась и зарычала. Это было для меня неожиданностью. Я уже стоял с ней рядом, держа её своей рукой за ошейник, а второй уже протягивая ей этот же кусок. Инга никак не давала мне приблизить мясо к её пасти. Она рычала ещё сильнее и старалась отклониться назад. Стул под ней поехал. И чтобы удержать Ингу, я ногой его немного отодвинул, чтобы он не упал. При этом так получилось, что я второй рукой всё же попал мясом ей в пасть. Инга глянула на меня, одновременно выплюнув на тарелку баранину. Её глаза зыркнули на меня с укором. Она ещё раз рыкнула, и спрыгнула со стула.

 

- Она не любит баранину! У неё на баранину аллергия! – услышал я сзади себя голос Сенсея, который стоял у двери и с интересом наблюдал за происходящим.

 

- Не может быть у собак аллергии на мясо! – говорю я, - Мясо для собак едино. Как собака может не есть баранину?! Это же абсурд! И откуда ты взял, что у неё аллергия?

 

- Её в детстве пнул один баран, и она с тех пор не может терпеть баранину. Причём любую, варёную или сырую. Я  пробовал, ей запихивал. Она потом покрывается сыпью на брюхе, около начала передних лап.

-  Да, ладно, Сенсей! Не верю я тебе! А что она вообще делает за столом? Что это было? И где ты был? – я уже почти успокаивался. Я отказывался верить в происходящее, но это всё реально было и происходило на моих глазах. И, более того, я сам был участником этих событий. Пусть и странных.

 

- Мы с Ингой поспорили, приедешь ли ты сегодня. Вот видишь, я проспорил. Поэтому и накрыл Инге стол. Только мы с ней сначала сварили мяса, и я положил его на тарелку. И мы стали ждать, появишься ты или нет. Потом Инга побежала к автобусу, смотреть, не идешь ли ты. А я пошел в магазин и купил вот это.

 

И тут я увидел, что под мышкой у него средних размеров глиняная кастрюля. Или что то, похожее на кастрюлю, но из глины.

 

- А это тебе зачем? – спрашиваю.

- Да так, понравилась. Купил по случаю, может пригодиться, - прищурился он.

 

- А как ты с Ингой то спорил? Вы же не могли знать, когда я приеду. Я и сам не знал.

- Вот и я о том же. Тебя две недели не было. Мы с Ингой стали скучать по тебе. И я сегодня говорю Инге:

 

- Как думаешь, приедет сегодня Андрей?

Инга отвечает: - Гав!

 

- А я думаю, что нет! Его две недели не было. Он там работает в поте лица. Некогда ему до нас ехать.

 

Инга опять сказала: - Гав!

 

-Инга, спорим, что не приедет? Вот на этот кусок мяса, например! – я как раз достал из холодильника говядину, и собирался её варить.

 

При этом Инга покосилась на меня и, подойдя к столу, положила свою морду на стол, а одну из лап на рядом стоящий стул.

 

- Хорошо, Инга. Если я проспорю, я разрешаю тебе сегодня поесть за столом, - рассказывал Сенсей, улыбаясь.

 

- Инга меня просто опередила. Она тебя увидела на остановке и бегом побежала есть своё мясо.

Мы с ней, вообще то не знали, кто из нас его будет есть, поэтому я положил мясо не в её миску, а на тарелку. Мясо лежало и ждало – кто выиграет спор, тот его и съест.

 

Мой Мозг отказывался в это верить. Тем более что всё это сегодня ночью во сне я уже видел и во всех деталях. И не могло быть совпадением, что вчера я думал вечером об аллергии и своем пациенте. А тут получается, что и у Инги аллергия. И примерно, аллергическая реакция в виде высыпания почти проецируется также как у моего пациента.

 

- Кому рассказать, не поверят, - думаю, - ты, правда, про барана сказал? Я не могу в это поверить. Как мясо и баран связаны?

 

И тут я вдруг вспомнил, что вчера вечером я как бы в своей голове слышал голос Сенсея:

 

- Лучше на рынок! И отборного мяса! Только баранину не бери, Инга её не любит!

 

Я медленно присел на диван и попросил воды. Сенсей улыбаясь, подал мне кружку. Мой Мозг окончательно выключился, и я просто пил воду и моргал глазами.

 

- Андрей, ты, что то, побледнел! – изрёк Сенсей, - мяска варёненького не хочешь, случайно?

- Я Инге баранину привёз. Там в сумке, возьмите.

- Хорошо. Возьму. Но тебе сейчас лучше прогуляться. Пойдем, подышим немного.

 

* * *

 

Минут пятнадцать пешей прогулки меня потихоньку приводили в чувство. Я старался молчать. Сенсей шёл рядом, улыбаясь. А Инга, довольная, резвилась и играла с палкой.

 

- Сан Саныч. Вы верите в вещие мысли?

- Ты про Мозговой телефон спрашиваешь?

- Что за телефон, ты о чём сейчас? – говорю.

- Ну как ты думаешь, могут ли люди между собой общаться так, как будто бы говорили по телефону, но без самого телефона.

 

Я понимаю, что я медленно схожу с ума, либо Саныч всё, что у меня в голове происходит, чувствует.

 

- Как ты считаешь, Андрей, тот, кто проектировал тело Человека, был умный, на твой взгляд?

- Конечно же, умный, - буркнул я сквозь зубы.

- Так почему ты считаешь, что в этот скафандр, коим является наше тело, забыли засунуть простой телефон?

 

- А почему люди не говорят друг другом тогда? – уже бодро говорю я.

- Почему не говорят. Например, вчера ты сам позвонил Инге и спросил её – как она без тебя здесь?!

 

Либо Сан Саныч меня дурачил в очередной раз, либо…

 

* * *

 

Я решил сменить тему. И коль мы уже заговорили об аллергии, решил спросить Сенсея, что он об этом думает:

 

- Сенсей, ты сказал, у Инги аллергия на барана, и она не хочет, есть баранину. Так?

 

- Так. Инга на него злая была тогда, вот её тело и запомнило эту злость и обиду. И теперь, когда Ингины глаза и нос видят и чуют баранину, Инга отказывается, есть мясо из этой баранины. Но если она его съест, то покрывается на брюхе сыпью. Ты можешь проверить это. Можешь её попросить еще раз попробовать. Но тогда ты будешь должен Ингу вылечить от аллергии. Иначе она просто не согласится на твой эксперимент.

 

- Я совсем ничего не знаю об аллергии, Сан Саныч. У меня есть пациент с аллергией. Только вот аллерген доктора выявить никак не могут.

 

- А это неправильный Путь, Андрей. Аллерген уже выявлен.

- Как это? Врачи не могут ему сказать, на что у него проявляются высыпания.

 

- Высыпает только в одном месте?

- Ага. Прям как у Инги.

- Ну ты тогда у Инги и спроси, - подмигнул он, - Инга то наверняка знает, почему и обижается на того барррана, который в ней сидит и не даёт ей есть баррранье мясо! – букву ррр он просто прорычал при этом, улыбаясь.

 

- Интересно, что ты, Андрей, готов отдать за Знание?

- Ну, если ты мне расскажешь про аллергию, я готов тебе дать, что угодно.

 

Мне показалось, что именно этого ответа он ждал. Он убыстрил свой шаг, и мы прямиком пошли к моей машине. Моя белая шестёрка стояла рядом с его калиткой.

 

А у тебя есть с собой деньги, например тысяч пять, шесть? – спрашивает он.

 

(Примечание автора. Я, естественно, уже не помню какой был эквивалент денег тогда и сейчас, но прекрасно помню, что в моем кошельке была именно эта сумма, скажем, пять с половиной тысяч, и явно я знал, что угадать он не мог и свой кошелёк я ему не показывал)

 

- Есть.

- Ну тогда, Андрей, подари мне свой аккумулятор от твоей машины.

- Аккумулятор? А зачем он тебе?

- Да ночью свет выключать часто стали, вот я хочу лампочку от аккумулятора включать двенадцати вольтовую. Может у тебя и лампочка лишняя найдется?

 

- Найдется. Давай я съезжу сейчас в магазин и куплю тебе аккумулятор? – предлагаю я ему решение.

- Нет. Мне нужен твой аккумулятор, который сейчас в твоей шестерке.

 

Я потихоньку начинал вникать в его слова, в вопрос, который он задавал раньше:

 

- Интересно, что ты, Андрей, готов отдать за Знание?

 

И мой ему ответ:

 

- Ну, если ты мне расскажешь про аллергию, я готов тебе дать, что угодно.

 

Говорю ему:

 

- Я согласен. Бери.

- Ну, тогда открывай машину, снимай аккумулятор, и неси его во двор. А я сейчас приду, - с этими словами он пошел к дому.

 

Когда я снял и принёс во двор аккумулятор, вижу – посередине двора он поставил пенёк и на нём водрузил глиняную кастрюлю, что сегодня купил.

 

- Ставь, рядом с пеньком – скомандовал он, - сходи, пожалуйста, в дом, Андрей, и принеси Инге кусок хлеба. А то она мяса наелась, чтобы у неё не было отрыжки, покорми её, пожалуйста, хлебом.

 

Не думая, я поперся в дом за хлебом. Иду обратно и не верю своим глазам.

 

Сенсей открутил у аккумулятора крышки и перевернул его, выливая электролит в глиняную кастрюлю.

 

- А вот и хлеб! Как раз, кстати! – с этими словами он быстро поднялся и мягко вырвал у меня из рук четвертушку хлеба.

 

- Инга! Сидеть! Место! – скомандовал он, - Не зачем Инге парами соляной кислоты дышать.

 

Инга моментально выполнила команду, отойдя на своё место к забору.

 

- Как ты считаешь, Андрей, хлеб растворится в солянке? – с этими словами он наполовину окунул четвертушку в электролит.

 

Хлеб медленно стал таять.

 

- Андрей, что ты столбом стоишь? Ты же подарил мне этот аккумулятор, что теперь жалеть то!

Он как будто, читал мои мысли. Мой Мозг был просто ошарашен этой идиотской и бесполезной, на мой взгляд, выходкой.

 

- Плакали мои пять рублей, - думаю.

- Андрей! Не стой истуканом. Мигом в дом, тащи из холодильника всё что увидишь! – получаю я команду.

 

Беру огурцы, помидор, причем, огурец накалываю на вилку, зачем то. И иду к нему.

 

- Ну а теперь, Андрей, кидай всё это, что принес, в этот глиняный желудок. И вилкой всё это мешай.

 

Я начал прозревать. Ведь действительно, в желудке находится соляная кислота, и она всё растворяет, думаю.

 

- Как ты думаешь, вилка тоже растворится? Сунь её туда. И иди мыть руки. А потом иди к холодильнику и отрежь ломоть своей баранины, что принёс и поставь её на огонь. Пока варится, будем ждать, и смотреть, как твой аккумулятор сжирает всё, что мы в этот желудок бросим.

 

- Сенсей, а можно было ведь сказать. Зачем надо было аккумулятор портить?

- Ну и что толку то! Ты разве не знал, что в желудке плавает соляная кислота?

- Знал.

- Ну, видно так знал, что ЭТО ЗНАНИЕ тебе не давало НУЖНОГО ОТВЕТА на твой вопрос об аллергии. Например, если солянка растворяет всё и почти без остатка, почему у твоего парня высыпания на теле?  Если в наш желудок можно что угодно впихивать, он всё перемалывает, откуда берется аллергия?

 

- Аллергия ведь не только бывает пищевой. Бывает аллергия и на цветы или запах.

- Ну, тебе для понимания глиняного желудка почти достаточно. Сам проведёшь аналогии, не маленький, надеюсь.

 

С этими словами он вынул остатки вилки из глиняной кастрюли. От вилки осталась только ручка, да и та уже покрылась коррозией.

 

- Андрей, иди в дом, выключай мясо и неси его сюда во двор на тарелке.

- Сенсей, мясо еще не готово. Всего двадцать минут прошло. Ему еще час вариться надо.

- А мы ускорим сей процесс. Ставь мясо на конуру Инги, пусть охладится.

 

Я всё делаю, как он говорит. Инга на мясо даже не взглянула.

 

- Андрей, как считаешь, Инга может с тем бараном справится? Вытащить его из себя?

 

- Сан Саныч. Ты хочешь мне сказать, что у твоей собаки реальная психосоматическая реакция в виде аллергии и кожных высыпаний на ситуацию из её детства – встречу с бараном?

 

- Ага! Именно так. Ты так умно это произнёс, мне понравилось даже.

 

- Сан Саныч, а могу я убрать, вылечить аллергию у своего пациента?

 

- Багира, могу я достать вот до той ветки? – изрёк Сенсей, продолжая:

- Маугли, ты всё можешь, ответила Багира. Особенно у тебя получается так классно меня доставать сегодня! – Сенсей засмеялся.

 

Он подошел к конуре и переставил тарелку с бараниной на землю.

 

- Инга, ко мне! – скомандовал он.

 

Инга подбежала и уселась у его левой ноги.

 

- Инга, взять! – последовала от него очередная команда.

 

Инга с огромным удовольствием уплетала мою баранину. Я ничего не понимал. Я же сам своими глазами видел, как её воротило часом раньше от одного вида этого отборного мяса.

 

- Инга ОБЛАДАЕТ ГИБКОСТЬЮ. Она УМЕЕТ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЯТЬ ПОТОКИ ЭНЕРГИИ В СВОЁМ ТЕЛЕ. ОНА ГИБКАЯ. Если и твой пациент окажется ГИБКИМ, он сможет самостоятельно, преодолев свой страх ПОБЕДИТЬ СВОЮ аллергию. Или ты, если научишься ВИДЕТЬ ЭНЕРГИЮ и ЕЁ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЯТЬ в теле – ты вылечишь этого пациента. Но для него всё равно будет ЕГО ВЫБОР – КАК ОТНОСИТЬСЯ к своему АЛЛЕРГЕНУ, ПРИНИМАТЬ ЕГО или НЕТ.

 

Аллергия – это всего лишь, ПРОТЕСТ ТЕЛА. НЕ ДЕЛАТЬ ТО, что не хочет Мозг. А Мозг, если ОН ГЛАВНЫЙ, держит тело в ежовых рукавицах. Поэтому тело и бастует, если его заставляют делать то, что оно не хочет. Отсюда и аллергические реакции. У кого чих, не прекращающийся, на амброзию, например. Или у кого, на барана, потому что сам баран, и не выносит себе подобных. Либо, появляются на коже высыпания, или красные пятна, без разницы.

 

ЭТО РЕВОЛЮЦИЯ ТЕЛА, Андрей. Забастовка! Тело противится и бастует, потому что Мозг так скомандовал однажды.

 

А чтобы вылечить НЕ ГИБКОГО, тебе, Андрей, придется самому СТАТЬ ГИБКИМ. Например, что ты сам не любишь есть?

 

- Мне на ум приходит – картошку на сале терпеть не могу, если честно, - говорю я ему.

- Вот и прекрасно! Значит, сегодня у нас на ужин как раз и будет ЭТО ЖИРНОЕ БЛЮДО – жаренная на сале картошка! Иди, чисть её, а я сегодня сам буду готовить.

 

* * *

 

Мне захотелось уехать. Сбежать. Запах жареной картошки на сале уже сейчас меня почти выворачивал.

 

- Аккумулятор то тю-тю! – как будто считав мои мысли, произнёс Сенсей. А магазин уже закрылся, где эти аккумуляторы продают. Так что, иди в дом и готовь свой желудок под САМОЕ ПРИЯТНОЕ БЛЮДО для тебя на этом свете. БУДЕМ С ТОБОЙ ОТТАЧИВАТЬ ГИБКОСТЬ. А иначе, как ты сможешь лечить аллергию, если не сможешь самого себя преодолеть?

 

Он, хитро прищурившись, легонько подтолкнул меня к дому.

- Значит… Жаренное сало… И картошка… - уже улыбаясь, шёл я на кухню.

 

 - ЗНАЧИТ, всего лишь, РЕВОЛЮЦИЯ ТЕЛА! – Думал я.

 

* * *

 

Перед моими глазами всплыла картина из моего прошлого.

Когда то мы играли с ребятами в карты, на желание. И один мой друг проиграл. И мы его заставили выпить сырое перепелиное яйцо. И его потом при нас стошнило и вырвало…

 

- А твоему знакомому я бы посоветовал, целую неделю просто брать перепелиное яйцо в руки и смотреть на него. И постепенно нюхать и подносить к губам. Потом, отколупать его и немного лизнуть. И так каждый день, пока он не привыкнет. Понимаешь, Андрей, Мозг НУЖНО и МОЖНО ТРЕНИРОВАТЬ. И СТАНОВИТЬСЯ ГИБКИМ. Иначе, так он и будет блевать даже от одной Мысли о перепелином яйце, – изрек Сенсей.

 

Меня уже не поражала его способность читать мои мысли. Я ел картошку с салом и был далеко от этого блюда. Я думал о том, ЧТО ИЗ СЕБЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ МОЙ МОЗГ, ЕСЛИ СЕЙЧАС Я САМ ЗАСТАВЛЯЮ ЕГО ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО ХОЧУ Я, И ОТ ЧЕГО ОТКАЗЫВАЛСЯ ОН, НАВЯЗЫВАЯ МНЕ СВОЮ ВОЛЮ…

 

А также я думал о Мозговом Телефоне, которым явно умел пользоваться Сан Саныч и, возможно, даже и Инга…

 

Сан Саныч, улыбаясь, прервал мои раздумья:

 

- А почему ты считаешь, что только телефон возможен? Разве трудно передавать картинку из Мозга в Мозг? Или ты думаешь, что сотовые телефоны с видео звонками – это ПРЕДЕЛ МЕЧТАНИЙ ЧЕЛОВЕКА? Просто, Андрей, пойми, раз у человека УЖЕ ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ совершать видео звонки, используя свой смартфон, у него даже в мыслях не возникнет, что его Тело само способно это делать…

 

Как назло, картошка на сале в исполнении Сан Саныча оказалась необычайно вкусной!!!

 

Следующая глава книги Андрея Микулина - Искусство Массажа:

Учитель и ученик или мой любимый ТОРТ Наполеон

 


Предидущая глава:

Почему не надо бегать за Учениками

 

 

 

Андрей Микулин, Воронеж, 2019 г.

 



Статья написана: 27.10.2019

Мета Теги

Мы в Контакте
Счетчики посещений
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Flag Counter
 
Дизайн и разработка сайта "MikLab.ru"
Время генерации страницы = 0.02 секунды